logo

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА САСОВО

Версия для слабовидящих

Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

Новости

06.05.2020

Приемная семья на карантине: лодочка на бурной реке…

Внимание приемным семьям!

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» расширил деятельность своей горячей линии по вопросам семейного устройства. С 6 апреля 2020 года и до конца карантина опытные психологи-волонтеры консультируют все семьи, которые чувствуют тревогу и растерянность в связи с эпидемией и нуждаются в психологической помощи. Специалисты готовы принять ваш звонок по телефону 8-800-700-88-05.

Это бесплатно для всех регионов России.

 

Есть устойчивое примирительное  выражение- все мы сейчас находимся в одной лодке… да, но места в этой лодке можно занимать разные - кто-то на веслах, кто-то в серединке, в обнимку  со спасательным кругом, а кто-то еле уцепился  за корму, норовя упасть, а в руках все самое ценное, и сил нет держать…

Одной из особых групп, оказавшихся на карантине и в самоизоляции, являются семьи с приемными детьми, особенно многодетные. Пересмотр привычного ритма жизни ( питания, заработка, прогулок, свободного времени, правил, запретов и ограничений, интенсивности общения )  в них накладывается на закономерности развития замещающей семьи. Задача не допустить вторичное сиротство детей ,оказать помощь семьям становится актуальной.

Что может пойти не так?

«Если в семье параллельно происходят и адаптация друг к другу, и карантин, это, конечно, кошмар. Дети в период адаптации бывают агрессивными, пассивными, могут часто плакать или срываться на крик, и это неровное состояние выдержать очень трудно, особенно если родитель сам в тревоге. Приемные дети сильно травмированы, а сейчас, когда буквально в воздухе разлито столько тревоги и страха, их психика становится еще более нестабильной. У них появляется много разных мыслей: а не отдадут ли их обратно в детский дом, а справится ли семья с ними?» отмечает Наталья Калиман, логопед-дефектолог, директор центра "Прикосновение"», Оренбург.

В нашем городе большинство приемных детей прошли период адаптации, но все же остается угроза нарушения отношений в них: люди выбирали друг друга для проживания в «мирных» условиях, они не выбирали друг друга для изоляции и не оценивали свои потенциал для этого. В курсе подготовки приемных родителей нет раздела « Внесемейные кризисные ситуации » ( и теперь надо включить!). Родители, проходившие подготовку в нашей ШПР, надеюсь, помнят, какое внимание мы уделяли механизмам формирования привязанности ребенка и вариантам нарушения. Поэтому в проблемном поведении ребенка, в конфликтах, они смогут  выделить такие формы нарушения, как

- цепляние :ребенок постоянно «цепляется» за родителей, ходит хвостиком,не умеет занимать себя играми сам, ищет «негативного» внимания, провоцируя родителей на наказания и стараясь раздражить их, виснет, просится на руки, проявляет беспокойство при отсутствии новых родителей или их попытках отлучиться из дома.

Вариантом цепляния является размытая» привязанность, часто встречающаяся  у детей из домов ребенка, особенно «отказников», живущих в учреждениях с рождения. Они ко всем

прыгают на руки, с легкостью называют взрослых «мама» и «папа», и так же легко отпускают. То, что внешне выглядит как неразборчивость в контактах и эмоциональная прилипчивость, по сути представляет собой попытку добрать качество за счет количества.

- колебания (амбивалентная привязанность) : ребенок уже после периода адаптации устойчиво демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому («привязанность-отвержение»), то ластится, то грубит и избегает. При этом перепады в обращении являются частыми, полутона и компромиссы отсутствуют, а сам ребенок не может объяснить своего поведения и явно страдает от него. Часто вызвано предшествующим воспитанием в алкогольных семьях с противоречивым поведением родителей, которые то ласкают и балуют, то бьют и пренебрегают элементарными нуждами.

- избегание : ребенок угрюм, замкнут, не допускает доверительных отношений со взрослыми и детьми, хотя может любить животных. Основной мотив – «никому нельзя доверять».  Он  дичится, отстраняется, не смотрит в глаза, уединяется, отодвигается, избегает разговоров, неохотно отевчает на вопросы и т.д. Сания Испергенова с рождения и до 18 лет воспитывалась в детском доме. В ее книге «Я – Сания. История сироты», она рассказывает о жутком страхе перед людьми,  о неумении строить близкие отношения, понимать интонации, выражение лица, прикасаться к людям. «Тактильный контакт оказался для меня самым сложным. Я долго привыкала к каждому мимолетному касанию, входила в отношения, словно в холодную воду. Продвигалась вперед маленькими, едва заметными шажками. После жизни без матери, без семьи трудно было научиться объятиям, поцелуям, прикосновениям — все это казалось слишком сложной наукой». Другой ребенок заявлял: «Мама, папа, отвезите меня обратно в детский дом, не надо меня так любить». Этот ребенок пугался и реагировал агрессией на позитивное внимание к себе (похвалы, внимание к его нуждам, ласковые слова)  На расспросы взрослых о причинах его действий шестилетний мальчик честно говорил: «Я так привык» и «Я вам не верю, вы притворяетесь добрыми

Нарушения привязанности могут проявится у детей  и в родных  семьях из-за стрессов, страхов, болезней, потерь родственников и по другим причинам.

Дорогие родители! Не рассматривайте эти формы поведения как непослушание, желание взять «верх»  над вами, месть или не-любовь.  За ними стоит страх и опыт  потери  связи  с кормящими, защищающими и дающими статус взрослыми ( опыт потерь родных, изъятие из семьи, перемещения, проживания в закрытом пространстве , метка инаковост среди сверстников,  чувство обделенности ). Этот опыт в любой стрессовой ситуации актуализируется в той или иной степени и  реализуется через доступные ребенку  « нелогичные», вычурные формы поведения: они обязательно привлекут внимание взрослого к внутренним страданиям , вынудят его пойти на контакт, пусть негативный, в форме окрика или одергивания, и дают ребенку ощущение хоть минимального контроля над ситуацией, снижают тревогу.

Устойчивое обеспечение ежедневных потребностей ребенка в уходе, еде, поддержании режима дня и работоспособности, игре, развитию  и отдыхе  ( то есть наши обычные, простые материнские и отцовские функции ), сохранение островков стабильности и присутствия взрослого рядом являются тем  минимумом, который поможет восстановить нарушение привязанности.  Еще добавим добрые слова, поглаживания, помощь делом или небольшие подарки – вот языки любви, на который обязательно откликнется детская душа. Это не отменяет замечаний, наказаний, но баланс следует сместить  в сторону поддержки и одобрения.

Диана Машкова, писатель, журналист, руководитель направления «Просвещение» фонда «Арифметика добра», мама 4 детей, 3 из которых приемные, пишет , что специалисты, работающие  расстройствами привязанности, утверждают, что скорректировать их можно именно в семье стабильными отношениями с ребенком  : старания родителей первичны, а усилия психологов и психотерапевтов для успеха  вторичны. Доверительные отношения со значимым взрослым — как раз и есть тот фундамент, на котором строится вся жизнь ребенка: происходит его развитие, раскрываются таланты, формируется физическое и психическое здоровье.  ( смотрите здесь : https://letidor.ru/psihologiya/k-chemu-privodit-narushenie-privyazannosti-i-kak-etogo-ne-dopstit-v-otnosheniyakh-s-rebenkom.htm)

Во время карантина и самоограничений важно сделать все возможное для того, чтобы у каждого ребенка был свой надежный и любящий взрослый. «Спасти может только сознательный, зрелый человек, которому “не все равно”, — утверждает Сания. — Я своими глазами видела, как меняются дети, когда у них появляются близкие люди. Хотя бы наставники. Еще лучше — приемные родители. Многих это вытянуло буквально со дна. Как и меня.»

Попробуйте воспользоваться советами Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» :

·         Подвести ребенка к холодильнику и шкафам и показать, что есть запасы еды. Это очень важно для детей, которые воспитывались в нефункциональных семьях, где дома бывали перебои с едой, и приходилось испытывать голод.

·         Большую кучность пребывания постараться скомпенсировать структурированием занятий. В одном месте смотрят фильм BBC, в другом месте играют в настольные игры, в третьем делают уроки.

·         Не стараться быть идеальными родителями на время карантина. Если еда будет неразнообразной, а ребенок ляжет спать недомытым пару раз в неделю, мир не перевернется.

·         Помнить, что лучше пару лишних раз обнять ребенка, если он пришел к вам, чем сказать, что вам некогда, потому что обед надо готовить.

·         Помнить, что экстренные госпитализации не отменены, и значит, если будет что-то опасное для жизни ребенка, его госпитализируют. А все неэкстренное может подождать.

·         Ко всем школьным проблемам относиться очень философски. Если ваш ребенок за время карантина получит навык самостоятельной работы, это будет очень важный результат. Если не получит, значит, еще рано. Количество информации не так важно, как опыт отдельности от класса и приобщенности к семье. Это может остаться с ним на всю жизнь. Хорошо, если этот опыт будет положительным. Самый важный урок для детей сейчас преподносит жизнь.

 

Другие советы Фонда вы найдете  по ссылке https://mel.fm/blog/oksana-markech1/69572-stress-strakh-vysokaya-trevoga-kak-perezhit-karantin-s-priyemnymi-detmi

 

Психолог центра « Согласие» Чернышова Ю.В.





Возврат к списку